Детство опаленное войной

Дети и война

Каждый год 9 мая исполняется очередная торжественная дата – очередной год со дня Великой Победы советского народа над фашистской Германией. С каждым годом мы уходим дальше от тех суровых и волнующих дней, когда советская земля была освобождена от оккупантов. В течении 3-х лет белорусский народ находился под гнетом злейшего врага. Все меньше и меньше остается в живых ветеранов Великой Отечественной войны, они уносят с собою воспоминания о тех страшных днях. А люди пожилого возраста - это не просто бабушки и дедушки или пенсионеры, у них у всех есть общая боль. Это - их детство, детство, опаленное войной. Они - дети войны. Их детство сжигали, расстреливали, убивали голодом, страхом, и безотцовщиной. Война не щадила никого. Фашисты, их варварство было всему виной.

Преступления нацистов ни простить, ни забыть нельзя. В Белорусской ССР среди 380 тысяч угнанных в рабство, большинство были дети. Они становились донорами, биологическим сырьём для преступных «медицинских» опытов. Дети использовались как живое прикрытие для отступающих фашистских войск, их посылали прочёсывать минные поля и разминировать дороги. На глазах ребятни расстреливали родных и близких. Только каждый десятый из них остался жив и был освобождён.

Ещё до нападения на СССР был разработан генеральный план «Ост» - план покорения огнём и мечом народов Восточной Европы, включая народы Советского Союза. Предполагалось на территории СССР и Польши истребить 120-140 млн. человек и заселить на этой территории 8-9 млн. немцев.

План «Ост» предусматривал уничтожение 75% населения Белоруссии. Остальных жителей планировалось превратить в полуграмотных рабов, которые могли бы считать максимум до 500, писать своё имя, беспрекословно подчиняться и знать Закон Божий. Определённое число намечалось «германизировать» «путём отбора детей, которые должны отниматься у родителей, получать новое имя, посылаться в Германию и там ассимилироваться».

Фашистским селекционерам нужны были крепкие и выносливые дети. А селекция, как известно, предусматривает отбор. Хилое, болезненное должно быть уничтожено. Поэтому на территории Беларуси были созданы лагеря фильтрации, где отбирали детей по физическому и расовому признаку. Отобранных отправляли в Освенцим и прочие лагеря, где более квалифицированные специалисты осуществляли дальнейший отбор «человеческого материала». После месяца пребывания за колючей проволокой в результате такого «естественного отбора» треть малолетних узников умирала. В течение последующих месяцев та же участь постигала многих других.

Освенцим

Об Освенциме слышали все... Это был самый крупный лагерь из всех существующих в Третьем рейхе. Он был построен в 1939 г. по приказу Гиммлера специально для уничтожения порабощенных граждан оккупированных стран. 620 жилых бараков и служебных помещений. Постоянно здесь содержалось от 180 до 250 тыс. заключённых. Значительное количество малолетних белорусов прибывало в Освенцим из Майданека и других концлагерей.

Оркестр из заключенных

Сотни тысяч детей в возрасте от грудного ребенка до 16 лет истребили гитлеровские изверги в Освенциме. Как правило, прибывших в эшелонах детей немцы сразу же направляли в газовые камеры. Только небольшую часть здоровых подростков оставляли для лагерных работ. Следствием установлено, что детей в возрасте от 8 до 16 лет немцы наравне со взрослыми изнуряли на тяжелых физических работах. Непосильный труд, истязания и побои быстро доводили каждого ребенка до полного истощения, и тогда его убивали.

Говоря об Освенциме невозможно не вспомнить имя Иозефа Менгеле, «врача-изувера», прозванного «ангелом смерти», который проводил жуткие «медицинские» эксперименты над малолетними узниками.

Основным «рабочим материалом» были близнецы. Менгеле буквально охотился за ними, лично проверяя чуть ли не каждый прибывший в Освенцим транспорт. Для своих экспериментов он отобрал свыше 3000 детей-близнецов. Из 3 тыс. близнецов, над которыми проводил опыты Менгеле, выжили всего 258.

Живыми свидетелями тех ужасных событий, которые происходили на территории Освенцима, были и оршанцы: Старовойтов Иван Максимович и Юранов Виктор Федорович.

Из воспоминаний Старовойтова Ивана Максимовича: «Мать, брата, сестру и меня, 1929 г.р. угнали в концлагерь. Мне тогда было чуть больше 12 лет. Мать угнали в другой барак, нас оставили в детском. Было страшно, кругом был сплошной дым: и в бараке, и на улице. В воздухе летала мягкая, невесомая копоть из крематориев.

Так мы узнали, что такое Освенцим. Всех переодели в полосатую форму и поставили в затылок друг к другу, в длинную очередь. Так началась процедура накалывания номеров (у меня был номер 149759). Большинство малышей, подвергшихся изуверской операции, ужасно кричали. Кричали от боли и страха. Два фашиста держали детей. А третья - немка - колола. Если детки были совсем маленькие и номер не умещался на руке, то его накалывали на бедре.

Из воспоминаний Юранова Виктора Федоровича, 1935 г. р. «В Освенцим я попал в 9-ти летнем возрасте. В начале нас всех остригли, помыли холодным душем с каким-то мылом. На одежду прикололи номера и по ним делали перекличку. Сейчас свой номер и номера моих родителей не помню, но он был большой. Родители говорили: шестизначный. И потянулись страшные дни для нас, узников Освенцима. Дни голода, холода, страха и унижений. Теперь узников не считали людьми, а заклейменной скотиной, к которой обращались только по номерам.

Нары в бараках были размером где-то 2x2 метра, без подстилок. Здесь размещалось 8-9 человек. Можно представить, какой был там сон и отдых после изнурительного труда. Средняя продолжительность жизни заключенных лагеря составляла 5-6 месяцев. Ежедневно большие колонны узников гнали на каторжные работы под звуки духового оркестра, состоящего из тех же узников.

Над воротами лагеря, через которые ежедневно проходили тысячи людей, висел лозунг: «Труд делает свободным». Свобода у заключенных была одна: умереть в газовой камере, от голода, холода, болезней и быть сожженным в печах крематория.

Некоторые из узников, стремясь быстрее избавиться от мучений, бросались на колючую проволоку, которая была под высоким напряжением, и висели на ней длительное время, пока их не снимали оттуда. В отместку за это фашисты при очередном построении расстреливали каждого пятого или десятого на глазах у всех узников.

Майданек

На территории Польши в Люблине был построен лагерь смерти Майданек. Он имел вид прямоугольника, разделённого на семь секторов. Пять из них назывались полями. На каждом поле было построено 22 барака для заключённых и 2 барака для представителей административно-хозяйственной части. Бараки располагались в двух параллельных рядах.

В июне-августе 1943 г. в Майданеке было около 5 тыс. детей. Большинство - из Витебской области. За год состав малолетних узников обновлялся два или три раза.

Из воспоминаний узницы Майданека - Петроченко Надежды Макаровны:

«В лагере всех раздели наголо, обстригли и отобрали ценные вещи: золотые кольца, сережки. Мне тогда было 7 лет. Загнали в баню на дезинфекционную помывку, вода была только холодная, и дали какие-то обноски. Кормили нас очень плохо: свекла не мытая, брюква с ботвой и овес размоченный. Мы этот овес называли «поплюй», его возьмешь в рот, пососешь и выплюнешь, потому что не проглотить. Вскоре я заболела, и меня положили в изолятор. Нас там заражали всякими болезнями, смотрели, как они протекают и чем их лечить. Правда, пока были еще здоровы, брали у нас кровь, наверное, для немецких госпиталей.

Арсенал истязаний и мучений был необычайно разнообразен. Многие из них носили так называемых «шуток», которые очень часто кончались умерщвлением заключенных. К числу их можно отнести мнимый расстрел с оглушением жертвы ударом по голове доской или каким-нибудь тупым предметом, мнимым утоплением в бассейне лагеря, которое часто завершалось настоящим утоплением».

Лагерь прекратил свое существование 22 июля 1944 года в результате наступления Советских войск. Сегодня на территории Майданека создан музей мученичества народа.

Уцелевших, выживших, чудом избежавших газовых камер и крематориев, освободили из лагерей, кого - советские, кого - американские войска. Через несколько недель, месяцев они отправились на Родину.

Из почти 22 тыс. вывезенных белорусских детей в живых остались 1920. Уцелел один из одиннадцати.

После войны многие годы, да что годы - десятилетия - малолетних узников вроде бы и не существовало. Пресса старалась обходить эту тему стороной, а если что-то и писалось, то это были крохи. У многих даже не было паспорта. Сами узники боялись последствий, возможных притеснений, старались умалчивать о своем пребывании в лагерях.

Практически выходило, что ребятишки получили пожизненное ущемление в правах. Вот почему одни утаивали свое пребывание на вражеской территории и всю жизнь дрожали, как бы их не разоблачили, другие покорно ходили отмечаться, не споря и не возражая, примирившись с участью второсортного человека.

Все дальше уходят годы войны, но для тех, чье детство прошло за колючей проволокой, не забываются, так как в концлагерях подорвано здоровье. Бывшие малолетние узники лишились детства, здоровья, были принудительными донорами, объектами бесчеловечных медицинских экспериментов и рабского труда. На глазах у детей издевались, а подчас и убивали их родителей. Из каждых 10 детей, попавших в концлагеря, выжил один.

Изучая материал об узниках немецких концлагерей, с ужасом думаешь, как можно было выжить в таких нечеловеческих условиях. Сколько судеб было искалечено, сколько детских сердец разбито. Ведь дети были рождены для счастья, веселья, а не для страданий и мучения. Многие из них так и не дожили до своего совершеннолетия. Дети и концлагерь. Эти два слова нельзя представить вместе. Сколько бы ни прошло времени с той страшной войны, память о невинно погибших узниках концлагерей навсегда останется в наших сердцах.

Подготовила Сурдова Людмила Анатольевна,
заведующая Мемориальным музеем Героя Советского Союза К. С. Заслонова

Published on  November 8th, 2021

Навигация: